Марина Цветаева «Повесть о Сонечке» - цитаты и фразы из книги

  • Ибо когда не любят, поцелуй говорит настолько больше, а когда любят - настолько меньше; сам по себе он недостаточен. Пить, чтобы пить вновь. Поцелуй любви - это морская вода во время жажды.
  • Как описать Ангела? Ангел ведь не состоит из, а сразу весь. Предстает. Предстоит. Когда говорит ангел, никакого сомнения быть не может: мы все видим - одно.
  • Я в школе любила только географию - конечно, не все эти широты и долготы и градусы (меридианы - любила), - имена любила, названия... И самое ужасное, Марина, что городов и островов много, полный земной шар! - и что на каждой точке этого земного шара (у вас есть глобус? Я бы показала) - на каждой точке этого земного шара - потому что шар только на вид такой маленький и точка только на вид - точка, - тысячи тех, кого я могла бы любить... <...> Благославляю того, кто изобрел глобус - за то, что я могу сразу этими двумя руками обнять весь земной шар - со всеми моими любимыми!
  • Когда люди так брошены людьми, как мы с тобой - нечего лезть к Богу - как нищие. У него таких и без нас много!
  • Действующих лиц в моей повести не было. Была любовь. Она и действовала - лицами.
  • - Сонечка, откуда - при вашей безумной жизни - не спите, не едите, плачете, любите - у вас этот румянец? - О, Марина! Да ведь это же - из последних сил!
  • Целую вас - чрез сотни Разъединяющих верст!
  • - Марина, все у меня уменьшительное, все - уменьшительные, все подруги, вещи, кошки, и даже мужчины, - всякие Катеньки, кисеньки, нянечки, Юрочки, Павлики, теперь - Володечка... Точно я ничего больше произнести не смею. Только вы у меня - Марина, такое громадное, такое длинное... О, Марина! Вы - мое увеличительное.
  • - Марина! Я ведь знаю, что я - в последний раз живу.
  • Знаете, для чего существуют поэты? Для того, чтобы не стыдно было говорить - самые большие вещи.
  • ...А главное, я всегда целую - первая, так же просто, как жму руку, только - неудержимее. Просто никак не могу дождаться! Потом, каждый раз: "Ну, кто тебя тянул? Сама виновата!" Я ведь знаю, что это никому не нравится, что все они любят кланяться, кянчить, искать случая, добиваться, охотиться... А главное - я терпеть не могу, когда другой целует - первый. Так по крайней мере знаю, что я этого хочу.
  • Мечтать ли вместе, спать ли вместе, но плакать всегда в одиночку.
  • Все-таки трагедия, когда лицо - лучшее в тебе и красота - главное в тебе, когда товар - всегда лицом, - твоим собственным лицом, являющимся одновременно и товаром.
  • - И вот лежу утром, до-утром, еще сплю, уже не сплю, и вдруг замечаю, что все время что-то повторяю, да, - губами, словами... Вслушалась - и знаете, что это было: - Еще понравься! Еще чуточку, минуточку, секундочку понравься! - Ну, и? - Нет. Он - не смог.
  • Я, робко: - Павлик, как Вы думаете - можно назвать то, что мы сейчас делаем - мыслью? Павлик, еще более робко: - Это называется - сидеть в облаках и править миром.
  • Не дарите любимым слишком прекрасного, потому что рука, подавшая, и рука, принявшая, неминуемо расстанутся, как уже расстались - в самом жесте и дара и принятия, жесте разъединяющем, а не сводящем: рук пустых - одних и полных других - рук. Неминуемо расстанутся, и в щель, образуемую самим жестом дара и взятия, взойдет все пространство. Из руки в руку - разлуку передаете, льете...
  • Морская вода или кровь - хороши для потерпевших кораблекрушение!
  • Я - в жизни! - не уходила первая. И в жизни - сколько мне еще Бог отпустит - первая не уйду. Я просто не могу. Я всегда жду, чтобы другой ушел, все делаю, чтобы другой ушел, потому что мне первой уйти - легче перейти через собственный труп.
  • Да будешь ты благословенна за минуту блаженства и счастия, которое ты дала другому, одинокому, благодарному сердцу! Боже мой! Целая минута блаженства! Да разве этого мало хоть бы и на всю жизнь человеческую?..
  • Вся мужская лирика, доселе безобъектная, или с обратным объектом - самого поэта - ибо быть ею всей поэтовой любви, вставить в нее - себя: свое лицо как в зеркало, я не могла, ибо сама хотела любить и сама была поэт – вся мужская лирика для меня обрела лицо: Сонечкино. Все эти пустоты (ты, она - на всех языках), имеющие дать и дающие только переполненность поэтова сердца и полноту его я, вдруг - ожили, наполнились ее лицом. В овальной пустоте, в круглом нуле всякого женского образа в стихах поэта - Сонечкино лицо оказалось как в медальоне.
  • Все ей было дано, чтобы быть без ума, без души, на коленях - любимой: и дар, и жар, и красота, и ум, и неизъяснимая прелесть, и безымянная слава, и все это в ее руках было - прах, потому что она хотела - сама любить. Сама любила
  • Я бы душу отдала - чтобы душу отдать!
  • Карл Великий - а может быть и не Карл Великий - сказал: "- С богом надо говорить по-латыни, с врагом - по-немецки, с женщиной - по-французски..." И вот мне иногда кажется, что я с женщинами говорю по-латыни...
  • Вы когда-нибудь забываете, когда любите - что любите? Я - никогда. Это как зубная боль - только наоборот, наоборотная зубная боль, только там ноет, а здесь - и слова нет.
  • Слезы больше глаз..

Темы:

 
Обсуждение по теме "Марина Цветаева «Повесть о Сонечке» - цитаты и фразы из книги":